«Нужно создать «рынок квот» на загрязнения серьезно больной Волги»

29 июня 2018 в 11:09

Экологическая обстановка в Самарской области ухудшается с каждым днем. Об этом свидетельствует
состояние воздуха, водных объектов, проблемы землепользования и обращения с отходами. Всевозможные рейтинги и статданные говорят сами за себя. РегионСамара обсудил проблемы с главным научным сотрудником Института экологии
Волжского бассейна РАН (г. Тольятти),
доктором биологических наук, чл.-корр. РАН Геннадием Розенбергом.

В прошлом году на основе опроса жителей России (около 260 тыс. респондентов) был составлен рейтинг городов с наиболее благоприятной экологической ситуацией. Самара оказалась на 74-ой строчке. Минприроды РФ и ОНФ представили результаты экологического рейтинга российских городов за 2017 год. Самара и Тольятти в середине списка – на 33 и 32 местах, соответственно. Как Вы оцениваете экологическую обстановку в городе и в регионе? 

Любой рейтинг – всегда условность, попытка «выстроить очередь», зачастую, без учета каких-то измеряемых и объективных параметров. Поэтому к ним следует относиться соответствующим образом и без лишнего азарта. Индустриально нагруженная Самарская область неизбежно будет выступать и одним из основных «загрязнителей» территории, – это аксиома. По официальной отчетности за последние несколько лет сбросы-выбросы от стационарных источников действительно сократились, а вот диффузное загрязнение (смыв с ландшафтов) контролируется с трудом и стало одним из основных на Волге, в том числе и в пределах губернии. То же самое следует сказать и о росте загрязнения воздушного бассейна выбросами от автотранспорта. Число машин заметно выросло, а качество топлива несколько улучшилось. Точно сказать, сколько и чем конкретный автомобиль загрязняет воздух на дорогах города или области невозможно, и мы опять имеем некоторую «среднюю по палате».

2017 год был назван годом экологии в РФ. Однако его итоги не стали прорывными для Самарского региона. Какие важные позитивные и негативные события, тенденции Вы бы могли отметить по его итогам?

В 2017 году активность и специалистов-экологов, и природоохранников заметно повысилась. Однако, выступая на ряде конференций, посвященных году экологии в России, я всегда задавал слушателям вопрос: «А помните ли вы, под каким лозунгом проходил 2013 год?». И мало, кто смог ответить, что это также был год охраны окружающей среды в России… Похоже, и 2017 год ждет аналогичная учесть – мы много говорим, но мало, что делаем. Хотя, что касается Волги, наша власть повернулась к её проблемам (самонадеянно было бы сказать, что она услышала нас…) и началась работа над новым приоритетным проектом «Сохранение и предотвращение загрязнения реки Волги («Оздоровление Волги»)». Правда, основным рисками сами разработчики нового проекта считают:

  • сокращение госфинансирования проекта вследствие нестабильной макроэкономической ситуации;
  • невысокое качество проектирования и строительства объектов (предлагается создание института предпроектного анализа, контроля качества строительства и последующей эксплуатации);
  • низкую инвестиционную активность вследствие наличия выгоды по уплате штрафов перед инвестиционной деятельностью.

К этому следует добавить, что новая программа не является комплексной. Она, в основном, направлена на реконструкцию и строительство очистных сооружений не менее чем на 200 предприятиях – основных загрязнителях в 17 субъектах РФ  и  на реализацию системы мер, ориентированных на рациональное использование водных ресурсов и устойчивое функционирование водохозяйственного комплекса Нижней Волги, сохранение уникальной системы Волго-Ахтубинской поймы. Это именно те основные проблемы, с которыми мы столкнемся при реализации проекта «Оздоровление Волги».

Наиболее острой системной проблемой сегодня по-прежнему является неурегулированность вопроса городских лесов. Насколько рационально, на Ваш взгляд, используются лесные ресурсы в регионе? Каким образом следует брать под контроль бесхозное имущество?

Я уже более 30 лет тружусь в тольяттинском Институте экологии Волжского бассейна. И все эти годы вопрос о «хозяине» городских лесов, как Вы правильно заметили, «неурегулирован». Мне представляется, что здесь должны быть приняты какие-то волевые решения. Пока в городских лесах Тольятти под разным предлогом будет продолжаться заготовка леса (по некоторым оценкам, это еще порядка 150 млн. руб. возможной прибыли), ждать каких-то кардинальных изменений не приходится…

За последние 6 лет количество выбросов в атмосферу остается на одном уровне. Чиновники от минсельхоз утверждают, что экологическая проблема сейчас исходит не от предприятий, а от автомобилей. Вы с этим согласны? Действительно ли число промышленных выбросов сократилось?

Я уже частично ответил на этот вопрос. Могу добавить, что предприятия готовы уделять внимание повышению «экологичности» производства, но нужны и встречные усилия власти. Их пока недостаточно. Лет 20 назад регионы  сами инициировали экологические экспертизы, разного рода мероприятия по рациональному использованию и охране природных ресурсов, имели для этих целей экологические фонды. Сейчас комплексные исследования не заказываются, а на энтузиазме их не проведешь. К тому же тендерная система серьезно тормозит прикладную исследовательскую и мониторинговую деятельность («лучше» и «дешевле», часто, несовместимы).

В прошлом году региональные власти анонсировали выделение 258 млрд рублей на реализацию программы оздоровления Волги. Как Вы оцениваете эффективность работы в этом направлении?

Моё твердое убеждение, что финансирование деятельности по охране р. Волги и её бассейна должно осуществляться за счет средств прежде всего федерального бюджета, а уже потом – за счет других источников в соответствии с законодательством РФ и субъектов РФ. Но что мы имеем сегодня? Например, в новой программе «Оздоровление Волги» по сравнению с ФЦП «Возрождение Волги», которая была принята и немного выполнялась почти 20 лет тому назад, общее финансирование, которое Вы назвали, в 20 раз ниже, а доля федерального бюджета – в 3 раза выше… Иными словами, наблюдаем «неверие» в частный бизнес, что подчеркивают, как я уже отмечал, и сами разработчики нового проекта. Впрочем, как только денег у нас стало чуть больше, чем осталось природы, бизнес задумался о том, что беречь нерукотворное – выгодно! Соблюдение законов природы (и государства), борьба с собственной «неэкологичностью» может приносить реальную прибыль и служить серьезной инвестицией в ближайшее, а также в весьма отдаленное будущее. Экономика должна стать «зелёной»! Экологическая безопасность определяется условиями мирового рынка: если ты хочешь продавать свой продукт, то он должен быть экологически чистым.

Какие прогнозы можете дать относительно ситуации в губернии?

Это не самое благодарное дело, – отрицательный прогноз всегда «подталкивает» человека изменить ситуацию и не дать ему осуществиться. Поэтому, зачастую, апокалиптические сценарии «не срабатывают» и современные Нострадамусы «садятся в лужу». Не хочется оказаться на их месте. Однако имеющаяся в Институте информация свидетельствует о том, что Волга, самая протяженная и полноводная река Европы, один из национальных символов России, больна. И больна серьёзно. Наш Институт (в этом году ему 35 лет — примеч.ред.) давно выступал и выступает за разработку комплексной экологической программы в масштабе Национального проекта сохранения и разумного использованию богатств главной реки страны (как, скажем, программа «Здоровье») и федерального закона «О Волге». Закон должен предусматривать рациональное природопользование на огромной территории и учитывать его различные аспекты: производственные, транспортные, рыбоводческие и массу других. Надо установить квоты на загрязнения воды и создать «рынок этих квот». И, конечно, квоты нельзя давать навечно, постепенно они должны сокращаться. Но чтобы эта система работала необходимо установить мониторинг и контроль за качеством воды. Добавлю обязательное экологическое образование и просвещение специалистов и чиновников, отвечающих за проект. А все это, во многом, «завязано» на экологическую науку.

На какие направления работы, на Ваш взгляд, стоит сделать упор в 2018 и 2019 гг.?

Я – представитель фундаментальной науки, цель которой – открытие новых экологических законов. Поэтому, что-то планировать здесь («к 7 ноября откроем новый закон природы!») невозможно. А вот в практической деятельности, за которую отвечают, прежде всего, наши власти, по-видимому, следует сосредоточить усилия как на выполнении проекта «Оздоровление Волги», так и на разработке более комплексной программы, как я уже говорил, в масштабе Национального проекта, и на разработке и продвижении федерального законе «О Волге». Еще раз подчеркну, не об «Охране реки Волги», а именно «О Волге», так как по моему глубокому убеждению, есть два железных условия выполнения любого проекта: помимо денег, которые стоят здесь на втором месте, это желание его выполнить. Не будет такого стремления – не будет и толку. Одними штрафами результата не добьешься…

Подписывайся на наши аккаунты в вконтактеinstagramfacebook. Узнавай все самое интересное вместе с нами.

Подписывайся на наши аккаунты . Узнавай все самое интересное вместе с нами.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Смотрите также:
Подписаться на рассылку:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: