Платить нельзя отказаться. Или снова о школьных поборах.

Вячеслав Яблоков, адвокат, управляющий партнёр адвокатского бюро «Яблоков и партнёры».

Поборы — как много в этом слове! Реальных ситуаций может быть очень много и все они различно трактуются с точки зрения закона, в том числе и уголовного.

Например, нашумевшую ситуацию вокруг директора первой гимназии правоохранители трактуют как использование служебных полномочий за деньги, т.е. взятка. Бывают случаи, когда родителям напрямую угрожают или как минимум намекают, что при отказе от «добровольного взноса» у ребёнка резко упадёт успеваемость. Уголовный кодекс говорит о злоупотреблении полномочиями в данном случае. Комичные ситуации, когда с разных классов собирают деньги на шторы и потом это выясняется, что реально сдали в несколько раз больше, чем потрачено денег, трактуются как мошенничество, т.е. завладение чужими денежными средствами путём обмана.

Естественно, что отдельной уголовной статьи про школьные поборы нет и быть не может. Но это отнюдь не означает, что собирание средств с родителей всегда является законным.

Давайте будем реалистами, все устали от этой псевдоблаготворительности.

Она «псевдо-» по нескольким причинам.

Во-первых, выпадает из зоны правового регулирования. Если бы это была не школа, а настоящий благотворительный фонд, то к фонду сформулированы жёсткие законодательные правила, включая обязательную публикацию отчётности о собранных средствах, направлениях расходов и прочее. У родителей в большинстве случаев нет никакого доступа к бюджету школы, к составу расходов, в связи с чем отсутствует возможность оценить эффективность управления финансами, а денег всё равно требуют. Может они есть и тратятся не туда, но об этом никто не знает и никогда не узнает.

Во-вторых, процессы «дособирания» денег на нужды школы делают «кривой» статистику, поскольку государство видит, что финансирования хватает и не принимает мер к увеличению бюджетных расходов на школьное образование. Но хватает не потому, что денег достаточно, а потому, что финансированием занимаются родители учеников. И возможные бюджетные расходы идут совершенно на другие нужды, что порождает тупиковую ситуацию. Из-за «поборов» финансирования всегда будет недостаточно и оно не увеличится. Но родители учеников работают, платят налоги, чтобы эти налоги распределялись потом и на финансирование школьного образования. Выходит, что платят дважды.

В-третьих, открываем нашу Конституцию и видим, что именно государство гарантирует бесплатное среднее образование, но практика управления школами дискредитировала это конституционное положение.

Мы фактически зависли между двумя мирами. Все делают вид, что образование бесплатное, хотя это далеко не так.

Но на платное образование, когда заключается договор, в котором прописано, что ребёнок вправе получать за оплаченные родителями деньги, мы так и не перешли. А признание платного характера школьного образования дало бы возможность действительно выбирать между разными школами, в которых разный уровень квалификации педагогов, разный уровень материального оснащения и так далее. Находиться в таком зависшем состоянии нельзя, надо делать движение либо в одну, либо в другую сторону.

Поскольку Конституцию менять пока никто не собирается и снимать социальные гарантии с государства, которые более стабильно работают в части образования в сельских местностях, то вектор движения в сторону запрета сбора денег с родителей выглядит сейчас более реальным.

В мире есть развитая практика спонсирования образовательных учреждений, но она институализирована и опробирована десятилетиями. Есть попечительские советы, спонсорские встречи, бизнес, который оказывает помощь, но заставляет отчитываться за каждую потраченную копейку и требует обязательного согласования расходования средств. Вполне логично: дают денег и говорят на что их нужно направить. У нас же всё наоборот: школы говорят, что нужны деньги на такие-то нужды, ну-ка соберитесь все.

При отсутствии прозрачности таких финансовых взаимоотношений родителей и школы, доверие со стороны родителей к инструментам финансовой помощи будет крайне низким. Если действительно есть желание помочь, то эффективнее делать это натурально: закупкой и предоставлением стройматериалов для ремонта, покупкой мебели, учебников, компьютеров.

Но ведь это желание возникает редко у кого, да и возможности у всех не одинаковы, а рисковать судьбой ребёнка не хочется никому. Вот и царит несправедливость, которую лучше было бы прекратить. А для тех, кого вынуждают — уголовный кодекс в помощь и классические средства записи диалогов, элементарный диктофон на телефоне. Если предложение законное, то никаких опасений у представителя школы не будет, а если не совсем законное, то лучше этот разговор о «помощи» и не начинать от греха подальше. Пресловутая борьба с коррупцией дошла и до школ, события последних недель чему яркое подтверждение.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Смотрите также:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: