БАНКРОТСТВО ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ ОТ А ДО Я: ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Надежда Лагода – президент Союза саморегулируемой организации Арбитражных управляющих «Стратегия» — продолжает специальный цикл публикаций, приуроченный к форуму  Legal Day: Crush и посвященный актуальным вопросам банкротства физических лиц.

На правах информационных партнеров форума Legal Day: Crush (http://legalday.ru) предоставляем возможность для внимательных читателей воспользоваться промокодом на скидку в  50 процентов для участия в предстоящем мероприятии: regionmedia

В прошлый раз мы разобрали, что такое добросовестность и какие действия мешают кредиторам и суду понять и простить должника.

В соответствии с законом арбитражный управляющий должен действовать добросовестно и разумно в интересах всех сторон дела о банкротстве: и должника, и кредитора, и государства. Впрочем, в ситуациях, когда у каждой стороны своя правда, а истина намеренно скрывается участниками процесса, а этот факт признан постановлением верховного суда о судебном решении, на первое место выходят вопросы обоснованности действий сторон и соблюдения баланса интересов всех участников дела о банкротстве.

И если арбитражному управляющему любое необоснованное действие грозит дисквалификацией, то конкурсные кредиторы в лучшем случае обязаны будут оплатить смешные суммы в счет компенсации судебных расходов арбитражного управляющего.

Такое положение вещей позволяет конкурсным кредиторам пытаться воздействовать на течение процедуры банкротства через арбитражного управляющего, который вынужден вместо осуществления предусмотренных законом мероприятий отбиваться от нескончаемого количества жалоб на свои действия.

Как правило, недобросовестным кредиторам не нравится, когда управляющий, получив очередное требование очередного кредитора, начинает проверять обоснованность требований такого кредитора. Как говорилось в прошлый раз, в процедуре банкротства физического лица, освобожденного от ведения от обязанности вести бухгалтерский учет своих обязательств, зачастую приходится иметь дело с нарисованными на коленке безденежными документами, когда фактически указанная в расписке сумма не только не передавалась, но и не могла быть передана, потому что кредитор, например, с пенсией в 6 тысяч рублей не мог дать в долг 50 миллионов рублей должнику. В ответ на требование о предоставлении подтверждающих документов как правило прилетают жалобы на то, что управляющий пытается «сунуть нос» не в свое дело, поковыряться в чужой банковской или налоговой тайне. При этом такие недобросовестные кредиторы как правило делают вид, что не знают, что в процедуре банкротства снимаются все режимы секретности, если дело, конечно, не касается государственных тайн.

Еще одна популярная попытка отвлечь управляющего от исполнения возложенных на него законом обязанностей – затребовать большое количество документов и сведений о должнике либо попытаться обязать управляющего совершить кучу бессмысленных действий.

Одни из примеров, это когда управляющего пытались обязать найти свидетельство о рождении должника, потому что по мнению кредитора невозможно было установить личность должника. В другом случае, например, кредитор пытался получить сведения об имуществе какого-то внучатого племянника двоюродной тети должника.

Некоторые додумываются до того, что требуют в заключении о наличии признаков преднамеренного банкротства дать оценку тому, что должница забеременела накануне процедуры и тем самым ухудшила положение кредиторов.

Очевидно, что такие требования кредиторов незаконны, не имеют правового значения для рассмотрения дела о банкротстве, но отказ совершать такие действия становится благодатной почвой для много численных жалоб, что затягивает и усложняет процедуру реального гашения долговых обязательств должника.

Следующая попытка оказать воздействие на процедуру банкротства со стороны кредитора – это создать искусственные разногласия с управляющим.

Например, на собрании кредиторов принимают решение обязать управляющего оспорить сделку с очевидным итогом в виде отказа суда признать такую сделку недействительной.

Тонкость в том, что если управляющий согласится с таким решением, он может все расходы, связанные с таким сором, понести за свой счет. И управляющий вынужден вместо того, что бы оспаривать действительно значимую сделку, или искать доказательства фиктивности требований такого недобросовестного кредитора, идти в суд за разрешением своих разногласий с собранием кредиторов.

Это наиболее типовые методы воздействия на финансового управляющего. И, к сожалению, пока нет инструмента, достойно преграждающего путь таким кредиторам.

Полагаю, что кроме того, что судьи уже накопили достаточный опыт для определения таких необоснованных претензий. Однако, до той поры, пока для недобросовестных кредиторов такое поведение останется безнаказанным – а наказывать имеет смысл рублем, в виде присуждения компенсаций – мы продолжим сталкиваться с искусственными препятствиями в движении процедур банкротства.

 

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Смотрите также:
Подписаться на рассылку:

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: